«Наших ребят вечером с работы не выгнать!»

«Наших ребят вечером с работы не выгнать!»
Иван, 33 года. В день съёмки впервые пришёл в новом рабочем халате, поэтому позировал с удовольствием. По телефону гордо отвечал басом: «Я на работе!» Окончил колледж, до конца марта будет жить на тренировочной квартире и ездить на работу с двумя пересадками. Боится длинных эскалаторов, но перебарывает себя. Фото: Павел Смертин.

Митинг колясочников 

Люди с диагнозами в России привыкли получать пособия и жить под девизом: «Я – инвалид, мне положено!» Считается, что работать они не могут. А если и могут, то нуждаются в «условиях» – специально оборудованном рабочем месте и коротком дне. Большинство работодателей не хотят с этим связываться.

Получается замкнутый круг: работы нет – живите на пенсию, не хватает пенсии – требуйте льгот, громко требуете – вот ведь развелось иждивенцев!

«Наших ребят вечером с работы не выгнать!»
Фото: Павел Смертин.

Но до середины 50-х в СССР не было так. Ещё со времён Николая II в России работали артели инвалидов. В 40-е годы XX века артельное движение пополнилось пострадавшими от войны. Артели производили разную продукцию, сами торговали ею, и на отчисления содержали учебные мастерские и дома инвалидов.

Пресёк развитие артельного движения в СССР Никита Сергеевич Хрущёв. В стране наступающего коммунизма, по его мнению, так много предприятий для инвалидов быть не могло.

В середине 50-х в Москве даже прошла демонстрация колясочников — люди требовали работы. Вот ведь смельчаки! Власти, конечно, это прикрыли.

В честь таких артелей получила своё название и «Артель блаженных». А ещё – в честь «Сада блаженных», одного из парков Праги, о котором друзья рассказали основателю артели Андрею Тевкину. Парк получился из бывшего сада психиатрической больницы: вокруг него однажды убрали глухой высокий забор. Так местные жители стали гулять среди пациентов больницы и поняли, что это не страшно.

В «Артели блаженных» инвалид может сам работать и получать за это небольшие деньги.

«Коллектив у нас молодой»

«Наших ребят вечером с работы не выгнать!»
Андрей Тевкин. Фото: Павел Смертин.

Андрей Тевкин руководит «Артелью» 12 лет: «Первое, что мы поняли: развлекать этих людей «развивающими занятиями» поздновато. Нужно предложить им работу.

Когда мы начинали, вклад ребят в производство готовой продукции был процентов 10, сегодня – больше 90.

«Наших ребят вечером с работы не выгнать!»
Фото: Павел Смертин.

Аня. 28 лет, двое детей. До того, как попала в Артель, окончила два колледжа, в том числе гостиничного хозяйства. Долго не могла найти работу, которая позволяла бы быть с детьми. В прошлом году младший Анин сын пошёл в сад, а она — работать в Артель.

Производим мы разделочные и сервировочные доски, мебель, игры и игрушки, разнообразные сувениры.

Сейчас помещение «Артели» – две комнаты в полуподвале. В них работают попеременно около 30 человек, это две бригады; деление на мужскую и женскую, уверяют участники, получилось случайно. Впрочем, есть разделение по видам труда. В «мужской» половине сложены материалы, из которых вырезают заготовки, стоят станки. «Женская» часть – склад полуготовых мелких изделий, эскизов и красок.

Большинству участников артели – под или слегка за 30. После школы те из них, кто может официально работать, окончили колледжи, которые, как считается, дали им разные полезные профессии – горничных, операторов ЭВМ, мастеров деревообработки. Но на работу устроиться так и не смогли.

«Наших ребят вечером с работы не выгнать!»
Фото: Павел Смертин.

В углу сложена стопка одинаковых досок с логотипом – эту партию заказал ресторан.

«Наших ребят вечером с работы не выгнать!»
Фото: Павел Смертин.

В другом цеху жужжит шлифовальная машинка – парни вытачивают доски сложной формы – с выемкой для блюда по центру.

Две молчаливых девушки в углу несколько часов методично раскрашивают деревянных ангелов. На стойке у окна висят деревянные фонарики разнообразных форм – паровозики, домики, звёздочки. Волонтёр Марина научила бригадира Аню раскрашивать японские фонарики из промасленной бумаги, их тоже нашлось несколько – с бамбуком, пионами, кошками и звёздами.

Фонарь-кормилец

«Наших ребят вечером с работы не выгнать!»
Андрей Тевкин. Фото: Павел Смертин.

Андрей Тевкин: «У нас должны покупать не потому, что это сделано руками инвалидов, а потому, что это классно. Начинали мы с кукольной мебели и домиков, пока не пришёл какой-то человек и не сказал: «А я хочу в кукольный домик светильник».

Так родилась серия наших деревянных фонариков, которые чем-то нравятся людям. Это почти наш символ. Начинали со ста штук. О нас узнали предприятия, теперь делают заказы. Это позволяет выживать».

Инвалид ведет инвалида

«Наших ребят вечером с работы не выгнать!»
Максим, самый ответственный и терпеливый работник мастерской. К моменту появления журналистов тщательно выпиливал шлифовальной машинкой углубление в доске. Обещал пообщаться, когда закончит доску, но к диктофону так и не подошёл. Фото: Павел Смертин.

Диагнозы у тех, кто не поделился в разговоре сам, мы не спрашивали. Но, похоже, в «Артели» нашли себе место люди с самыми разными проблемами — от выраженного ДЦП до аутизма и разных степеней умственной отсталости.

Одна из девушек почти не слышит и так плохо говорит, что не удалось понять даже, почему ей в своё время не поставили слуховой аппарат. Есть инвалиды второй и даже первой группы, которая, по закону, считается не рабочей.

«Наших ребят вечером с работы не выгнать!»
Александр успел 10 лет проработать столяром на оборонном заводе. Заводом до сих пор гордится. Потом завод закрыли, Саша работал курьером и сантехником. В мастерскую пришёл два года назад, когда оформил инвалидность. Узнал о ней через знакомых из благотворительного фонда. Работает чаще всего в наушниках, но ребята эту Сашину особенность знают. Если нужен, постучат по плечу, но могут и деревянным кубиком по голове запустить. Фото: Павел Смертин.

Андрей Тевкин: «Был момент, когда мы пытались сгруппировать ребят по диагнозам, но убедились, что это не нужно. Независимо от диагноза людей можно научить простейшим механическим операциям».

Часть старожилов за прошедшие годы стали бригадирами.

Это особенно важно, так как работа с ментальными сотрудниками требует постоянного контроля.

Андрей Тевкин: «Поначалу за всеми я следил сам, и оказался на грани нервного срыва. Потом сказал наиболее опытным и сохранным: «Вот тебе один, а тебе – двое».

«Наших ребят вечером с работы не выгнать!»
Фото: Павел Смертин.

Оказалось, ребятам с диагнозами за тяжёлыми товарищами следить легче – они понимают, что именно тем трудно, умеют много раз подряд объяснить, повторить».

«Наша цель — не сдохнуть в ПНИ»

«Наших ребят вечером с работы не выгнать!»
Денис. Поначалу очень боялся общаться с корреспондентом, но товарищи почти вытолкнули его к диктофону и сказали: «Давай!» Во время разговора на всякий случай не отрывался от шлифовки. Любит «Дискотеку 80-х». Фото: Павел Смертин.

Андрей Тевкин: «Глобальная наша цель – чтобы эти люди не сдохли в ПНИ.

Потому что жизнь людей, которые вместе умеют что-то делать руками, много краше, чем жизнь несоциализированных одиночек, которые не умеют ничего.

По-христиански говоря: человек даже со всеми ограничениями должен сохранять богоподобие.

«Наших ребят вечером с работы не выгнать!»
Аня, одна из бригадиров «Артели». Самодиагностированный и подтверждённый врачами аутизм. «В школе меня жутко дразнили, но я долго не могла понять, что не так. Родители у меня атомщики, недавно переехали в Москву из-под Саратова. Есть младший брат-экономист, в нашей семье эта профессия считается престижной. Я тоже окончила экономический факультет, хотя с бумажками в офисе возиться не люблю. До того, как пришла в артель, пять лет безуспешно пыталась найти работу по специальности. Параллельно читала медицинские журналы, пыталась понять, что со мной». Фото: Павел Смертин.

Жизнь инвалида сейчас – вечный отпуск. Органы социальной защиты не готовы видеть этих людей на производствах, но регулярно вывозят их на развлечения, дарят сладкие подарки. Но такая жизнь-праздник развращает.

Инвалиду нужно работать! Да, здесь есть вопрос менеджмента. Управление требует от начальника рефлексии и уважения к подопечным. И, даже если к этому готово начальство, то не готов персонал, нет сил и времени на сопровождение.

«Наших ребят вечером с работы не выгнать!»
Фото: Павел Смертин.

Но там, где требуется монотонный труд, люди с ментальными диагнозами могут быть архиэффективными.

Обычный человек на монотонных производствах быстро утомляется — ему становится грустно, скучно, он не любит свою работу. А для людей с особенностями нет вопроса мотивации к такой работе – их вечером гонишь домой и не можешь выгнать».

Купите ложку.

«Наших ребят вечером с работы не выгнать!»
Фото: Павел Смертин.

Андрей Тевкин: «Когда нас спрашивают: «Чем вам помочь?», — я всегда отвечаю: «Придите и купите доску, ложку, фонарик.

Возьмите на реализацию в церковную лавку хоть сколько-нибудь наших пасхальных сувениров. Это и будет лучшая помощь».

Продвинуть торговлю традиционными методами у «Артели блаженных» не получается. Чтобы «встать на полку» в обычных магазинах, надо платить. Чтобы снять торговую палатку поблизости от метро – тоже. На это денег нет.

«Наших ребят вечером с работы не выгнать!»
Фото: Павел Смертин

В прошлом году несколько перекупщиков взяли товар на реализацию – и пропали. В этом – чиновники обещали три места на Рождественских ярмарках – и не выделили. Вещи, произведённые специально к этим ярмаркам (на тему Рождества и Нового года), до сих пор лежат нераспроданные, а ведь «Артели» нужно ещё рассчитаться за материал.
Автор:
По материалам сайта: милосердие.ru

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.